Можно ли вылечить хронический миелолейкоз

Что такое ХМЛ и как с ним бороться

Можно ли вылечить хронический миелолейкоз

Михаил Фоминых — научный сотрудник Российского НИИ гематологии и трансфузиологии, Санкт-Петербург.

Практикующий онкогематолог, который посвятил свою научную деятельность хроническому миелолейкозу, и в 2016 году защитил на эту тему диссертацию.

В ходе дискуссии он раскрыл основные симптомы ХМЛ, рассказал про зоны риска и ограничения, а также объяснил, можно ли родить здорового ребенка с таким диагнозом.

Михаил Фоминых, врач-онкогематолог

Каковы основные симптомы ХМЛ?

Зачастую самого человека ничего особо не беспокоит. Очень часто пациент попадает к нам от другого специалиста: терапевта или хирурга. Люди сдают плановые анализы и выясняется, что у них повышенное количество белых кровяных телец. Обнаружив повышенные лейкоциты, терапевт или хирург направляет пациента к гематологу.

Если говорить о симптоматике, то это может быть повышенная усталость, потливость, немотивированные подъемы температуры тела до 38 без явных признаков инфекции, тяжесть в левом подреберье за счет того, что селезенка увеличивается в размере.

Если следить за здоровьем и каждый год сдавать анализы, то хронический миелоидный лейкоз можно выявить на ранней стадии. На сегодняшний день 95% случаев ХМЛ диагностируется в хронической фазе и только 5% – в запущенных, продвинутых.

Это фазы акселерации и бластного криза, когда начинают проявляться симптомы опухолевой интоксикации.

Самый яркий симптом ранней стадии ХМЛ – немотивированная потеря массы тела в течение полугода. Если вы не сидите на диете и не работаете над снижением веса, но теряете килограммы, а помимо этого наблюдается повышенная потливость и температура выше 38 – это повод насторожиться и пойти сдать анализы.

ХМЛ в “продвинутой” стадии проявляется слабостью и повышенной утомляемостью вследствие анемии, может появляться повышенная кровоточивость из десен или из носа, появление синяков. В принципе, эти симптомы характерны для всех гематологических болезней, которые связаны с поражением костного мозга.

Насколько должны быть повышены лейкоциты, чтобы заподозрить ХМЛ?

На сегодняшний день норма лейкоцитов составляет от 4 до 9 на десять в девятой степени в литре. Но нужно понимать, что эти цифры зависят от многих факторов: перенесенная инфекция, операция. Только по количеству лейкоцитов никто не скажет, что у вас лейкоз – в любом случае необходимо будет провести дополнительное обследование.

Если повышенный лейкоцитоз 10-11 проявляется однократно – это еще не повод бежать к гематологу, так как это может быть вполне нормальная реакция организма на перенесенную вирусную или бактериальную инфекцию. Но если в течение трех месяцев наблюдается лейкоцитоз выше 15, то это повод обратиться к гематологу.

Мы рекомендуем наблюдать за показателями крови и сдавать анализы хотя бы раз в год, чтобы вовремя выявить сбой и начать лечение, если оно необходимо.

Можно ли говорить о том, что кто-то находится в зоне риска? Есть ли предрасположенность? Влияет ли экология?

Наследственность здесь не играет абсолютно никакой роли. Если у родителей был ХМЛ, то далеко не факт, что он будет у детей: наследственная теория пока не нашла подтверждения. То же самое касается всех остальных существующих теорий: вирусной, бактериальной.

Не так давно произошла ужасная история, когда больных лейкозом детей выселяли из квартир, потому что жители дома считали, будто рак может передаваться воздушно-капельным путем. Это, разумеется, не так: онкологические заболевания не передаются таким способом.

Если бы онкологические болезни передавались воздушно-капельным путем, то я и другие врачи-онкологи уже, наверное, поумирали бы: своего первого онкологического пациента я увидел на третьем курсе, за 15 лет практики я повидал их тысячи и пока, к счастью, жив, здоров и не имею никакого онкологического диагноза.

После получения ионизирующего излучения риск действительно повышается: после Чернобыля, Хиросимы и Нагасаки отмечался всплеск развития острых лейкозов. Это подтвержденный факт, но наследственность на возникновение лейкозов никаким образом не влияет. Другие теории пока тоже не нашли подтверждения. Врачи, к сожалению, пока не выявили причину.

Можно сказать, что ХМЛ – это несчастный случай, как кирпич на голову?

Да, это именно так. Я сейчас сижу перед вами, а вы сидите за своими гаджетами, и внутри каждого организма прямо в это время происходит энное количество мутаций. Это случается, пока мы спим, едим, идем по улице. Пока наша иммунная система справляется с возникающими мутациями, все хорошо.

Когда возникает сбой и система перестает справляться, начинает развиваться опухолевый процесс. В случае с гематологическими болезнями, для этого достаточно мутации одной клетки. И это действительно, как кирпич на голову. Хронический лейкоз возникает спонтанно, мы не можем его спрогнозировать.

Как строится лечение при ХМЛ?

В первой линии терапии назначается Иматиниб. Если до 1999-го года после постановки диагноза пациенты проживали 3-4 года, то сегодня можно говорить о 20-летней выживаемости.

Пациенты с ХМЛ продолжают жить полноценной спокойной жизнью и умирают также, как их сверстники от сердечно-сосудистых заболеваний, сахарного диабета и так далее. Лечение Иматинибом происходит амбулаторно. Пациент получает препарат в аптеке, принимает дома и живет, в общем, как совершенно обычный человек.

Помимо Иматиниба, существуют препараты второго и третьего поколения. И даже уже четвертого, они пока проходят клинические исследования.

Можно ли беременеть при ХМЛ?

При лечении новыми препаратами, которые проходят клинические исследования, необходимо применять контрацептивы, потому что мы пока не знаем, как эти новые лекарства могут повлиять на плод. В случае с уже хорошо известными, необходимо принимать решение совместно с лечащим врачом, гематологом и гинекологом, ведущим беременность.

Например, у Екатерины Юрьевны Челышевой, которая работает в НМИЦ гематологии, огромный опыт и большой регистр пациенток с хроническим миелолейкозом, которые забеременели и родили здоровых детишек. Если ситуация позволяет безопасно отменить терапию на время зачатия и хотя бы первый триместр, необходим ежемесячный мониторинг.

Если мы видим, что молекулярный ответ потерян, то по жизненно важным показаниям терапию придется вернуть.

Полная отмена происходит, к сожалению, не так быстро, как нам хотелось бы. В случае с ингибиторами тирозинкиназы первого поколения – чуть дольше. Со вторым поколением – чуть раньше: примерно от трех до пяти лет постоянного приема.

Достигаем молекулярного ответа, отменяем терапию, и там – пожалуйста. Снимаем ограничения в плане беременности и вообще, в принципе, большинство ограничений. Это обычный выздоровевший человек, излеченный от онкологического заболевания. Беременеть – можно.

Единственное, что требуется – постоянный мониторинг со стороны именно гематолога.

Лечение препаратами второго и последующих поколений позволяют сохранить репродуктивные функции, хотя раньше это казалось нонсенсом.

Сейчас даже в рекомендациях по лечению онкологических заболеваний рекомендовано обсудить с пациентами их репродуктивные планы, и только после этого назначать препарат.

Сегодня существуют препараты, которые не так сильно влияют на фертильность, и у женщины остается возможность забеременеть и выносить здорового ребенка. Сейчас сохранение репродуктивных функций является нормой и одной из целей при лечении больных с ХМЛ. Это ли не счастье?

Есть ли какие-то ограничения, которые накладывает ХМЛ или их нет? Какова жизнь при ХМЛ и после ХМЛ, если мы добиваемся полной ремиссии и прекращаем лечение препаратами?

Я так радужно говорю о том, что все победили, все выиграли, но чтобы этого добиться, необходимо тесное сотрудничество между лечащим врачом и самим пациентом. Какие-либо изменения в жизни необходимо обсуждать с лечащим врачом, нельзя принимать решения самостоятельно – только после консультации с лечащим врачом.

Единственное строгое ограничение, которое действительно существует, – это употребление грейпфрутового сока. Это категорически запрещено. Если упростить, грейпфрутовой сок влияет на усваиваемость препаратов с ингибиторами тирозинкиназы, и они становятся неэффективными: то есть, ты принимаешь лекарство, а оно не действует так, как должно.

Также существует ряд препаратов, которые могут усиливать эффект препаратов или снижать его, поэтому перед началом лечения у гематолога необходимо сообщить о всех лекарствах, которые вы принимаете постоянно. Если длительность приема препаратов не превышает неделю, то это ни на что не влияет, но если терапию назначают на постоянной основе, то может возникнуть конфликт.

Особенно это касается гипотензивных препаратов для нормализации давления.

Если говорить о спорте, то можно постепенно возвращаться к нему после того, как всё – размеры селезенки, анализ крови, общее самочувствие – нормализуется. Умеренные физические нагрузки – это пожалуйста.

Наши коллеги из США недавно провели исследования, которые доказали, что занятия йогой, дыхательные упражнения, цигун позитивно сказываются на качестве жизни пациентов с миелопролиферативными заболеваниями.

Можно ли ездить на море, проходить санаторно-курортное лечение?

Этот вопрос до конца неясен. Раньше каждый онкологический диагноз ставил крест на любой физиотерапии, любом санаторно-курортном лечении. Сейчас единственное, что я запрещаю всем, и не только своим пациентам, но и здоровым здоровым людям – избегать повышенного излучения солнечных лучей. В море купайтесь, сколько влезет, но от солнца следует закрываться.

И мы сейчас говорим не только о тех, кто находится в ремиссии, но и о тех, кто находится на лечении, принимает медикаменты. Если чувствуете себя хорошо, анализ крови нормальный, то море – пожалуйста. Но вот активного солнца следует избегать – это пагубно сказывается на всех без исключения. Повышенное воздействие солнечных лучей, ультрафиолета повышает риск развития меланомы.

Это доказано.

Можно ли полностью вылечить ХМЛ?

Хронический миелолейкоз – это заболевание, с которым можно жить, и мы этому учим. Существуют школы для диабетиков, школы для больных с артериальной гипертензией, а мы теперь проводим школы для больных с хроническим миелолейкозом: читаем лекции, консультируем больных, образовываем, чтобы они знали про болезнь больше, чем мы.

При ХМЛ необходимо мониторить свое состояние и раз в полгода сдавать контрольные анализы. Сейчас проводятся общемировые исследования по поводу возможности полной отмены терапии. Примерно половине пациентов терапию отменяют. В другой половине случаев в течение первого полугода, к сожалению, приходится вернуться к терапии, потому что возникает рецидив.

Все очень индивидуально.

Помогите тем, кого еще можно спасти

Помогать легко: подпишитесь на наш канал

онкология болезни здоровье медицина женское здоровье операция хирургия

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5abe4ef157906a1b175eab9c/5e1ecb4f5fd55f00ad265a22

Что нужно знать о хроническом миелоидном лейкозе

Можно ли вылечить хронический миелолейкоз

Открытие препаратов, целенаправленно «убивающих» лейкозные клетки, позволило радикально изменить прогноз у пациентов с хроническим миелоидным лейкозом (ХМЛ), который всегда была одним из самых печальных.

О возможностях и проблемах современных методов лечения в борьбе с ХМЛ рассказала «МедНовостям» заведующая научно-консультативным отделением химиотерапии миелопролиферативных заболеваний ФГБУ «Гематологический научный центр», профессор Анна Туркина.

Анна Григорьевна, как много людей страдает ХМЛ, стали ли в последние годы чаще болеть молодые люди?

– ХМЛ – достаточно редкое заболевание. Ежегодно в нашей стране это заболевание впервые выявляется у 800-1000 человек. В регистре больных ХМЛ на сегодняшний день зарегистрировано около 7 тыс. пациентов, но реально их, конечно, существенно больше. Кроме того, поскольку лечение стало более эффективным, общая популяция больных неуклонно растет. И это одна из организационных проблем лечения ХМЛ.

Что касается возраста наших пациентов, то у совсем молодых людей (до 18 лет) это заболевание выявляется крайне редко – в 5% случаев. ХМЛ – болезнь зрелого, наиболее активного возраста. В российском регистре преобладают больные 50-60 лет.

Пациенты в возрасте от 20 до 40 лет составляют 30%. Старше 70 лет – 12%. Хотя, по данным мировой статистики число больных в этой группе существенно больше, но у нас таких данных нет – возможно, из-за недостаточной диагностики заболевания.

А насколько вообще сложна диагностика ХМЛ? Что должно настораживать самих пациентов?

– Диагноз ХМЛ установить для гематолога совсем несложно. При этом, практически у половины больных он выявляется при случайном анализе крови или ультразвуковом исследовании органов брюшной полости (УЗИ).

Заподозрить ХМЛ можно по увеличенному содержанию лейкоцитов (гранулоцитов) в обычном анализе крови иувеличению размеров селезенки. Но для подтверждения диагноза требуются молекулярные и цитогенетические исследования, которые позволяют достоверно подтвердить диагноз и назначить правильную высокоэффективную терапию.

Первичная диагностика в России налажена достаточно хорошо, но, к сожалению, не во всех регионах эти анализы делают бесплатно.

Статистика продолжительности жизни больных ХМЛ всегда была одной из самых печальных. Но сейчас все чаще приходится слышать о том, что больные, которых многие считают неизлечимыми, возвращаются к полноценной жизни. Ситуация изменилась, или это все-таки исключительные случаи?

– Действительно, значительные успехи препаратов ингибиторов тирозинкиназы (ИТК), которые целенаправленно «убивают» лейкозные клетки,  позволили радикальным образом изменить прогноз у пациентов с ХМЛ. Раньше такие больные жили 3-5 лет.

Сегодня предполагается, что выживаемость больных ХМЛ не будет отличаться от продолжительности жизни в общей популяции.  Однако, это, на мой взгляд, излишне оптимистичное мнение. Низкий риск прогрессии у больных ХМЛ отмечается только у больных при относительно низкой массе лейкозных Ph+клеток.

Такое возможно лишь при строгом соблюдении всех правил лечения и использовании всего арсенала препаратов, которые позволяют добиться не только высокой эффективности лечения, но и обеспечить хорошее качество жизни. В ином случае прогноз далеко не столь благоприятен.

По данным, которые предоставляют сегодня российские регионы, 10-летняя выживаемость составляет 70%. Наши данные: 12-летняя выживаемость в 80% случаев. Ежегодно от прогрессии лейкоза умирают 2-5% больных. 

А доступны ли вообще российским пациентам используемые в мировой практике современные ИТК? Могут они получать полноценное лечение в своих регионах или это возможно только в федеральных центрах?

– Мы не обеспечиваем пациентов лекарствами, роль федеральных центров заключается в консультативной поддержке. Мы консультируем пациентов, проводим клинические исследования.

Больные приезжают к нам по направлению врача в случае недостаточной эффективности терапии, осложнений, необходимости подбора наиболее эффективного препарата. Получать препараты они должны по месту жительства.

Но, к сожалению, далеко не везде современные препараты для лечения ХМЛ доступны больным.

Лечение ингибиторами тирозинкиназы – это высокотехнологичный метод терапии.

Но для получения оптимальных результатов необходимо соблюдение определенных принципов: не только обеспечение препаратами первой линии, но и контроль за эффективностью терапии по данным молекулярных исследований, и смена препаратов в случае неудачи.

Однако соблюдение этих условий существенно ограничено. Обеспечение пациентов ИТК второго поколения происходит за счет бюджета региона, а недостаточное региональное финансирование не позволяет обеспечить больных, которые нуждаются в терапии этими препаратами.

Оптимальным, на мой взгляд, было бы включение препаратов второго поколения в программу «7 нозологий». На сегодняшний день в России зарегистрированы три таких препарата – нилотиниб, дазатиниб, бозутиниб. Разговоры об этом продолжаются  в течение последних пяти лет – и это действительно жизненно важно для наших больных.

Сегодня включенный в эту программу препарат  иматиниб доступен всем пациентам – и это уникальная ситуация. Но дело в том, что 30-40% больных нуждаются в препаратах второго поколения – для них лечение препаратами первой линии после пяти-восьми лет терапии становится неэффективным, и необходимо своевременно сменить терапию.

Эти больные страдают и ждут необходимых лекарств иногда слишком долго, когда они уже становятся бесполезными. Назначение даже самых инновационных препаратов в терминальной фазе ХМЛ малоэффективно.

Такой подход приводит, в том числе, к нерациональному использованию лекарственных средств.

Наша задача – предупредить переход в терминальную стадию, и включение ИТК второго поколения в программу «7 нозологий» может стать важным этапом оптимизации терапии.

Как долго продолжается лечение ХМЛ?

– До последнего времени общепризнанным был подход, при котором больной на протяжении всей жизни должен принимать препараты, поскольку считалось, что их отмена обязательно приведет к рецидиву. Но появившаяся в последнее время молекулярная диагностика позволила несколько по-иному взглянуть на эту ситуацию – более глубоко оценить результат терапии и понять современные возможности терапии ИТК.

За последние 8-9 лет накопилась информация, показывающая, что у некоторых пациентов с ХМЛ, которые достигли стабильного глубокого молекулярного ответа, можно безопасно прекратить терапию. Установлено, что половина этих пациентов может успешно сохранять ремиссию без лечения.

Кроме того, те пациенты, у кого эта попытка оказалась неудачной, восстанавливают ответ при своевременном возобновлении терапии. В настоящее время проводятся клинические испытания с целью установить критерии безопасного прекращения приема ИТК при надлежащем контроле за лейкозом.

Такие исследования проводятся в Гематологическом Научном Центре – они утверждены Минздравом РФ.

То есть, сегодня возможность получения очень глубоких ответов, при которых риск рецидивов минимален, уже позволяет обсуждать тактику ведения ремиссий без лечения. Но только под молекулярным контролем.

Использование в широкой клинической практике принципа индукции глубокого ответа, позволяющего вести ремиссию без лечения, уменьшит финансовое бремя, которое будет постепенно нарастать из-за увеличения популяции больных.

Кроме того, молекулярные исследования решают еще одну важную задачу – исследование мутационного статуса. Оно проводится в тех случаях, когда лечение оказывается недостаточно эффективным и следует выяснить причину неудачи, а также определить, какой препарат лучше всего подходит для больного.

А каково место трансплантации костного мозга в лечении больных ХМЛ? Как больные переносят эту операцию? Сколько продолжается реабилитационный период, во время которого люди не могут жить нормальной жизнью?

– Благодаря успехам очень эффективной и малотоксичной терапии ИТК трансплантация, по мнению большинства зарубежных и отечественных специалистов, может быть рекомендована только при неудаче терапии иматинибом и хотя бы одним из ИТК второго поколения. К сожалению, лишь небольшое число больных имеют родственного донора. А трансплантация от неродственного донора достаточно токсична и имеет существенные ограничения из ряда медико-социальных проблем.

Самыми тяжелыми после трансплантации являются первые полгода-год. В дальнейшем качество жизни улучшается, и человек может вести активный образ жизни. Современная технология проведения трансплантации значительно уменьшила токсичность этого метода и улучшила прогноз, однако 20% больных страдают от реакции «трансплантат против хозяина». 

Врачи-гинекологи не рекомендуют больным ХМЛ женщинам репродуктивного возраста заводить детей. Заболевание передается по наследству? И стоит ли вообще рисковать?

– Больные ХМЛ будут жить долго, и вопрос о возможности иметь детей зададут врачу большинство молодых пациентов (мужчин и женщин) в возрасте от 20 до 40 лет, для которых проблема планирования семьи очень актуальна. По наследству ХМЛ, к счастью, не передается. В основе возникновение заболевания лежат изменения, возникающие в стволовой гемопоэтической клетке, которые приводят к их злокачественной трансформации. 

Для мужчин ограничений для планирования семьи нет – препараты ИТК не обладают геннотоксическим действием. Но, конечно, мы рекомендуем сначала добиться оптимального ответа на терапию, который определяет благоприятный прогноз течения заболевания.

Что касается женщин, то здесь сложнее. Все ИТК обладают тератогенным действием, а это означает, что на фоне их приема у плода могут развиться аномалии органов, которые закладываются в первые три месяца беременности.

Это самый опасный период, когда лучше лекарства не принимать.

Поэтому, поднимая вопрос о возможности беременности у молодых женщин, необходимо сначала добиться стабильного глубокого молекулярного ответа, при котором можно прервать прием препаратов.

Вопрос о том, иметь детей или нет, решает сама женщина. Сколько бы врачи не говорили, что этого делать нельзя – женщина все равно решается на рождение ребенка.

Специалисты Гематологического Научного Центра совместно с Европейской организацией по изучению лейкозов (European LeukemiaNet) разрабатывают тактику ведения таких больных.

Анализ случаев вынашивания беременности и рождения здоровых детей, собранный в нашем Центре за последние 10 лет, позволяет смотреть на эту ситуацию с определенной долей оптимизма. 

Источник: medportal.ru

Источник: https://neonlain.ru/chto-nyjno-znat-o-hronicheskom-mieloidnom-leikoze/

Хронический миелолейкоз

Можно ли вылечить хронический миелолейкоз

Что такое рецидив при ХМЛ?

Слово рецидив используется, если была ремиссия.

В отношении ХМЛ ремиссия может быть, во-первых, гематологической, то есть когда исчезают все внешние проявления заболевания (нормализация размеров печени и селезенки, исчезновение очагов поражения в органах), а также полная нормализация показателей периферической крови; во-вторых, цитогенетический, когда клетки с Филадельфийской хромосомой (Ph) уже не выявляются; и третий вариант, молекулярной, когда наиболее чувствительными молекулярно-генетическими методами (полимеразно-цепная реакция, ПЦР) продукт (транскрипт) патологического гена BCR-ABL не удается выявить. Существование молекулярной ремиссии спорно, так как возможность выявления транскрипта гена зависит от чувствительности используемого гена, качества реагентики и опыта сотрудников лаборатории. К тому же, чувствительность современных методик в целом ограничена. На сегодняшний день даже в наилучших лабораториях мира патологический транскрипт выявляется, если его количество больше, чем 1 на 100 000 транскрипта нормального контрольного гена. В вязи с этим слово молекулярная ремиссия в научной литературе заменена термином «негативность ПЦР».

Так как есть разные уровни ремиссии, то есть и разные уровни рецидива — гематологический (появление поражения разных органов, вновь ухудшение показателей клинического анализа крови), цитогенетический (появление Ph-позитивных клеток), молекулярный (вновь выявление транскрипта BCR-ABL).

Аномальная Pb’-хромосома в клетке больного ХМЛ

Как можно обнаружить «рецидив ХМЛ»?

На сегодняшний день независимо от глубины достигнутой ремиссии, вплоть до молекулярной, рекомендуется постоянная непрерывная терапия ингибиторами тирозин киназ (ИТК). Перерывы в терапии или отмена препаратов показаны только из-за осложнений, связанных именно с ИТК. Естественно препараты также отменяют, если исходно не было эффекта или достигнутый эффект был позже утрачен.

На фоне терапии крайне важен мониторинг уровня лейкемических клеток с помощью не просто клинического анализа крови, но обязательно цитогенетического (особенно в течение первого года лечения) и ПЦР исследований. Именно молекулярно-генетические методики обнаруживают первые признаки рецидива болезни (появление лейкемических клеток) и свидетельствуют о возникшей неблагоприятной ситуации.

Почему возникает рецидив?

Причин множество и не все они изучены. Перечислю только наиболее яркие или изученные:

Как ни странно, нередкой причиной рецидива является неадекватный приём препарата пациентами. К сожалению, приходится сталкиваться с ситуацией, когда пациент самовольно снижает дозу препарата, вовсе перестаёт его принимать или принимает время от времени.

Одновременный длительный приём лекарств или веществ, снижающих концентрацию ИТК. Известно, что эти препараты разрушаются в печени под воздействием определенных ферментов — цитохромов. Есть большая группа лекарств или веществ, значительно повышающих активность этих цитохромов.

В такой ситуации ИТК могут распадаться быстро, их концентрация резко снижается и, следовательно, снижается их эффективность. Поэтому, пациентов мы всегда предупреждаем о целесообразности сообщать нам, обо всех принимаемых препаратах. Мы не рекомендуем прием БАДов из-за невозможности оценить их влияние на концентрацию ИТК.

К известным средствам, значительно активирующим цитохромы и снижающим активность ИТК относится, например, зверобой.

Эффективность ИТК также может снижаться из-за недостатка белков, которые «вкачивают» в клетку препараты или, наоборот, избытка белков, которые их «выкачивают» из клетки. Это может привести к снижению внутриклеточной концентрации ИТК.

Наиболее изученной причиной рецидивов следует считать появление мутаций (изменений) в гене BCR-ABL. Существует более 90 видов мутаций, которые могут менять структуру BCR-ABL белка. Не все они приводят к нарушению строения того участка белка, куда прикрепляются все ИТК.

Поэтому, не все мутации одинаково плохо влияют на результаты лечения. К тому же для разных препаратов есть своя группа «плохих» мутаций. При этом есть одна мутация, появление которой приводит к неэффективности всех 3-х препаратов (иматиниб, нилотиниб, дазатиниб), зарегестрированных в России.

Только ИТК под названием понатиниб (зарегистрирован в США в конце 2012 года) способен преодолеть те изменения, которые данная мутация привносит в клетку. Крайне важно выполнение мутационного анализа уже при появлении первых признаков неэффективности того или иного ИТК.

Результаты данного анализа во многом помогают гематологу подобрать «правильный» ИТК для конкретного пациента.

Можно ли предотвратить рецидив?

Безусловно, можно, если причиной является неправильный приём препарата. Хотя не всегда удаётся исправить ситуацию впоследствии, но у части пациентов возобновление адекватной терапии приводит к улучшению ответа.

Риск рецидива также может быть снижен, если пациент не принимает препараты, влияющие на концентрацию ИТК.

Крайне важным является своевременное начало терапии ИТК сразу после постановки диагноза. Кроме того, в случае неэффективности первой линии ИТК, очень важна быстрая замена на другой ИТК.

Всё это способствует быстрому снижению количества и активности лейкозных клеток. Это уменьшает риск развития в них дополнительных генетических изменений (мутации и др.

), которые наиболее часто и приводят к рецидивам болезни даже после длительной ремиссии.

Учитывая все вышесказанное, наряду с соблюдением всех правил приёма препарата, крайне важно и своевременное обследование для оценки глубины ремиссии. Именно тщательный мониторинг (цитогенетический и/или ПЦР анализ) позволит врачу обнаружить рецидив болезни еще на ранних этапах и даст возможность своевременно назначить более эффективную терапию для повторного достижения ремиссии.

Источник: http://sodeystvie-cml.ru/pomoshh-pacientam/medicinskij-razdel/hronicheskij-mielolejkoz.html

Развитие миелолейкоза и принципы его лечения

Можно ли вылечить хронический миелолейкоз

Онкологические заболевания способны поражать любые части организма, приводя к тяжелым и необратимым последствиям. Кровеносная система тому не исключение. В ней нередко развивается белокровие. Так называют развитие миелолейкоза. Что это такое и как с ним бороться?

Понятие и причины

Миелоидный лейкоз, стоящий под кодом № С92 в международной классификации болезней МКБ-10, представляет собой заболевание онкологического характера, которое развивается в стволовых клетках костного мозга. В этом органе производятся кровяные клетки: тромбоциты, лейкоциты и эритроциты. Когда возникает онкология, в крови обнаруживаются атипичные структуры, которые быстро размножаются. Их называют бластами.

Подобные клетки полностью прекращают создание и рост здоровых элементов крови. Со временем это влечет за собой полное прекращение работы костного мозга и распространение злокачественных клеток по организму через кровеносную систему.

Этиология возникновения миелолейкоза до сих пор является открытым вопросом, который активно обсуждается и исследуется учеными. На данный момент доктора говорят, что на развитие патологии влияет нездоровый образ жизни человека, влияние внешних факторов среды и некоторые заболевания организма.

Таким образом, выделяют следующие предрасполагающие факторы:

  1. Воздействие на организм химических и ядовитых веществ.
  2. Облучение высокими дозами радиации.
  3. Длительное лечение цитостатическими препаратами.
  4. Вирусные болезни.
  5. Вредные привычки.
  6. Патологические изменения структуры клеток костного мозга.
  7. Неправильное питание.
  8. Синдром Дауна.
  9. Наследственная предрасположенность.

Причины развития белокровия изучаются до сих пор, поэтому возможно данный перечень будет дополнен другими провоцирующими факторами.

Стадии патологии и симптомы

Миелоидный лейкоз бывает хроническим и острым. Первая форма протекает в три стадии, которые отличаются друг от друга особенностями течения и клиническими проявлениями. Существуют следующие степени:

  • Хроническая стадия. Продолжается в течение 3-4 лет. На протяжении этого периода времени развивается скрытый миелолейкоз, симптомы которого не беспокоят пациента. Но селезенка больного медленно увеличивается в размере, повышается уровень лейкоцитов и тромбоцитов в крови. В конце стадии человек может ощущать боль в левом подреберье, общую слабость, повышенное потоотделение.
  • Стадия акселерации. По признакам миелоидный лейкоз почти не отличается от предыдущей степени. Но при анализе крови доктора выявляют увеличение концентрации базофилов, появление миелоцитов, метамиелоцитов, промиелоцитов и бластов. В некоторых случаях больного беспокоит расстройство стула, кожный зуд, повышение температуры тела. На данной стадии проводят химиотерапию. Если после лечения число базофилов не снижается, прогноз неблагоприятный.
  • Терминальная стадия. При этой степени симптомы миелолейкоза проявляются интенсивнее. У больного возникает резкая слабость, болезненность в суставах и костях, повышенная температура тела до критических отметок, похудение. Нередко у пациента развивается осложнение в виде инфаркта селезенки.

Миелоидный лейкоз всегда сопровождается изменениями в крови. Если существенно уменьшается уровень лейкоцитов, иммунитет становится слабее, возникают обострения хронических болезней, развитие инфекционных патологий, воспалительных процессов в лимфатических узлах.

При понижении концентрации тромбоцитов наблюдается ухудшение свертываемости крови, возникновение геморрагического синдрома, увеличение кровоточивости имеющихся ранок на коже, усиление кровотечения при месячных.

Также нередко развивается анемия, которая сопровождается приступами головокружения, слабостью во всем теле, бледностью кожи, обмороками, кислородным голоданием головного мозга.

Миеломонобластный лейкоз в острой форме встречается достаточно редко. При нем признаки патологии развиваются практически сразу. Пациенты жалуются на повышение температуры тела, ухудшение аппетита, снижение массы, одышку, болевой синдром в костях и суставах, кровотечение из носа.

Этот тип патологии протекает в разных формах: промиелоцитарный лейкоз, эозинофильный лейкоз, миеломоноцитарный лейкоз, монобластный лейкоз.

Промиелоцитарный лейкоз проявляется в виде скопления в кровеносной системе большого количества не созревших гранулоцитов. Поражает патология людей разных возрастов. В то время как миелоцитарный лейкоз чаще выявляется у детей. Болезнь, развивающаяся у детей от года до 4 лет, носит название ювенильный миеломоноцитарный лейкоз.

Монобластная форма также поражает больше детей, затрагивает костный мозг. Эозинофильный тип лейкоза изменяет структуру эозинофилов крови, приводит к их аномальному увеличению.

Диагностика

Чтобы выявить промиелоцитарный лейкоз или иной вид миелолейкоза, врач назначает ряд исследований. В него входят:

  1. Лабораторный анализ крови.
  2. Биопсия и аспирация костного мозга.
  3. Компьютерная и магнитно-резонансная томография.
  4. Ультразвуковое исследование.
  5. Рентгенография.

Последние три дополнительных способа диагностики предназначены для того, что выявить возможное метастазирование во внутренних органах.

Методы лечения

Лечение миелолейкоза проводится разными способами. Одним из них является медикаментозная терапия. Доктора назначают цитостатические препараты, действие которых направлено на подавление роста и размножения атипичных клеток. Такие средства имеют массу серьезных побочных явлений.

Лучшим методом для борьбы с такой патологией как промиелоцитарный лейкоз или иной тип миелолейкоза считают пересадку костного мозга. Она дает высокий шанс на полное выздоровление больного. Для проведения операции требуется наличие донора. Им может выступать близкий родственник или чужой человек, подходящий для пересадки.

К оперативному вмешательству больного обязательно подготавливают. На это уходит примерно 10 дней. Врачи проводят химиотерапию или облучение для уничтожения раковых структур и предупреждения отторжения донорских клеток. После подготовки проводят саму пересадку костного мозга. Пациенту в вену вставляют катетер, через который и поступают клетки донора.

После операции назначают лечение для повышения работы иммунной системы. На приживление клеток уходит 2-4 недели. Через несколько месяцев костный мозг восстанавливается и начинает функционировать полноценно.

Миелоидный лейкоз влечет за собой разрастание селезенки, поэтому возможно проведение операции по ее удалению. Прибегают к ней, если произошел разрыв данного органа или существует угроза этого, а также при сильном дискомфорте из-за увеличения селезенки.

Прогноз при миелобластном лейкозе хронической формы благоприятен на первой стадии. Большинству пациентов удается выздороветь. На остальных стадиях шансы на выздоровление существенно снижаются. При острой форме патологии исход часто летальный.

Источник: https://opake.ru/zlokachestvennaya-opuhol/mielolejkoz/

Причины появления и симптомы хронического миелолейкоза

При миелолейкозе несколько клеток костного мозга превращаются в злокачественные. Они начинают активно вырабатывать гранулоциты. Злокачественные клетки постепенно вытесняют здоровые компоненты крови, что, безусловно, негативно сказывается на общем состоянии здоровья.

Сегодня ни один специалист не может сказать, из-за чего конкретно появляется эта болезнь. Среди возможных причин развития хронического миелолейкоза выделяют следующие:

  1. В большинстве случаев удалось определить, что появлению болезни предшествовало облучение различными дозами радиации. Считается также, что негативно повлиять на организм может и электромагнитное излучение.
  2. Иногда к хроническому миелолейкозу приводит прием некоторых препаратов. К числу опасных для здоровья препаратов специалисты отнесли некоторые противоопухолевые медикаменты, альдегиды, спирты, алкены.
  3. Неизвестно, может ли курение быть непосредственной причиной появления хронического миелолейкоза, но то, что эта вредная привычка усугубляет состояние больного, – факт.

Симптомы хронического миелолейкоза обычно зависят от стадии заболевания. Существует три основные фазы болезни:

  1. С начальной хронической фазой заболевания к врачам обращаются большая половина пациентов. На этой стадии проблема может протекать абсолютно бессимптомно. Иногда больные чувствуют слабость, быстро устают, резко сбрасывают вес, ощущают дискомфорт в животе. Достаточно часто миелолейкоз обнаруживается случайно при сдаче анализа крови.
  2. На второй стадии – фазе акселерации – появляются боли в сердце, печень и селезенка увеличиваются в размерах. Больные часто жалуются на кровотечения, которые очень трудно остановить. На этой стадии у пациента наблюдаются регулярные повышения температуры.
  3. Самые неутешительные прогнозы при финальной стадии хронического миелолейкоза. Костный мозг к этому времени практически полностью состоит из злокачетвенных клеток. Состояния больного крайне тяжелое. Организм его подвержен различным инфекциям. Пациент мучается от лихорадки и невыносимых болей в костях.

Вылечить это заболевание можно. Сложность и продолжительность лечения зависит от состояния больного и степени развития болезни. Именно поэтому, чтобы начать своевременное лечение хронического миелолейкоза, его нужно вовремя диагностировать. Для этого достаточно регулярно сдавать анализ крови. В идеале же нелишним будет и комплексный медосмотр.

Иногда для полного освобождения от миелолейкоза достаточно бывает полноценного курса лучевой или химиотерапии.

Зачастую выздороветь на все сто удается только после пересадки костного мозга. При этом медикаментозное лечение используется исключительно для торможения развития болезни.

Некоторым больным помогает метод лечения хронического миелолейкоза, предполагающий чистку крови. Этот способ заключается в удалении из крови лишних лейкоцитов. После процедуры состояние больного временно улучшается.

Еще один способ лечения – удаление селезенки. Этот метод применяется крайне редко, только тогда, когда к этому имеются действительно весомые показания.

Рак тонкого кишечника – симптомы

Рак тонкого кишечника – это один из видов злокачественных опухолевых поражений тощей, двенадцатиперстной или подвздошной кишки. Признаки данного заболевания развиваются постепенно. Именно поэтому важно знать эти симптомы и уметь распознать их, ведь это поможет быстрее вылечить недуг.

С каждым годом ученые стараются найти новые пути лечения такого сложного заболевания, как рак. Сегодня одним из новейших и эффективных методов лечения опухолей является таргетная терапия. Подробнее о том, как с ее помощью можно облегчить и улучшить состояние больного, читайте в нашей статье.

Какие симптомы рака почек проявляются в начальной стадии заболевания? Что нужно знать о болезни для того, чтобы составить возможный прогноз? Давайте поговорим о том, как обнаружить рак почки, а также, кто находится в потенциальной группе риска.

Аденокарцинома толстой кишки

Аденокарцинома толстой кишки является одним из самых частых видов рака. Как распознать болезнь, и какие прогнозы дают врачи на разных стадиях, читайте в предоставленном материале. Мы поможем вам разобраться в дифференциации видов опухоли.

Источник: https://womanadvice.ru/hronicheskiy-mieloleykoz

SosudamHelp.Ru